На Украине анонсировали игру про концлагерь. Поляки обвинили Москву

МОСКВА, 6 ноя — РИА Новости Крым. Польская прокуратура начала проверку компьютерной игры «Цена свободы». По ее сценарию действие происходит в Освенциме — нацистском лагере смерти Аушвиц-Биркенау, геймерам предлагается почувствовать себя надзирателями. Игра разрабатывалась украинской компанией, но в Варшаве по привычке увидели руку Москвы. РИА Новости разбиралось, почему разработчики нарушили неписаные этические нормы.

«Очень многие играют за Третий рейх»

В «Цене свободы» предлагалось поиграть как за узников Освенцима, так и за эсэсовцев-охранников. Задача первых — спастись, задача вторых — уничтожать заключенных. По данным польского издания Rzeczpospolita, в игре были сцены отбора пленных, а также индивидуальные и массовые казни.

С жалобой в надзорный орган обратился президент Польского института национальной памяти Ярослав Шарек. По его данным, в презентационном видео игры звучали фразы: «польские концентрационные лагеря», «где честь этого великого польского народа?» и «польские собаки».

Один из разработчиков «Цены свободы», Дмитрий Дыбин из Одессы, признал в беседе с РИА Новости, что «гипотетически играть за охрану было можно». «Я думал, люди спокойнее относятся к воспроизведению истории. Это ведь не противозаконно. Игры выходят со свастиками, и можно играть за нацистов. Очень многие играют за Третий рейх», — сообщил он в интервью.

По его словам, перед запуском проекта компания провела опрос: устроит ли такой сценарий пользователей. «Желающих (играть за эсэсовцев) было полно. Особенно девушек. Желающих играть за зло», — описывает результаты исследования разработчик. Опрос проводился среди игроков Украины и других стран.

Дыбин разъяснил, что после поднявшейся шумихи «производство заморожено». Он уверяет, что опубликованный в Сети трейлер — фейк. «Мы к нему не имеем никакого отношения. Никаких газовых камер, полосатой одежды и тому подобного (в игре не было)», — утверждает разработчик.

Он не понимает, почему поднялось «столько шума». «Не нравится — не играйте, но не пишите в прокуратуру. Разве можно так убивать творческих людей? Я просто хотел сделать игру с уникальным и крутым геймплеем, — говорит Дыбин. — А на чью историю она нанизана… Это же игра, условность». Разработчик уточнил, что историю «разгонял» польский журналист Войцех Выбрановский, заявивший, что «Цена свободы» — это провокация России. Как Выбрановский пришел к такому выводу, для Дыбина осталось загадкой.

Но журналиста поддержал депутат польского сейма Йозеф Бринкус, сообщивший, что «хотя официальным производителем игры является компания украинская, ее действительные авторы — россияне». Сам Дыбин отрицает какую бы то ни было связь с Россией и настаивает на том, что игру разрабатывали украинцы.

На сайте опубликовано объявление о том, что разработка игры прекращена. А видео с «польскими лагерями смерти» названо фейковым.

На Украине анонсировали игру про концлагерь. Поляки обвинили Москву
© CC BY 2.0 / sixtwelve / Auschwitz
Концентрационный лагерь Аушвиц-Биркенау в Освенциме в Польше

Основан «на реальных событиях»

Появление поддельного трейлера «Цены свободы» совпало с другим скандалом в игровой индустрии — тоже связанным с Польшей. В ноябре польская студия Jujubee должна выпустить игру Kursk, посвященную российской подводной лодке, погибшей с экипажем в 2000 году.

«В игре вам предстоит взять на себя роль шпиона, который проник на борт лодки для получения информации о скоростных подводных ракетах типа «Шквал», — указывали разработчики, уверяя, что сценарий основан на «реальных событиях».

В трейлере показана гибель корабля и моряков. «Последний этап игры — это катастрофа, нужно попробовать от нее сбежать. Это этап, наполненный попытками выжить», — объясняли производители.

Член Совета Федерации Антон Беляков предупредил, что, как только игра будет выпущена, он незамедлительно подготовит обращение в прокуратуру. «Ничего, что на этой лодке погибли наши моряки и их семьи, (которые) все это время скорбят по погибшим отцам и братьям?» — возмущался сенатор в фейсбуке. Ответа от польской компании не последовало.

«Непонимание того, что недопустимо в подходе к некоторым вопросам истории, — недавняя проблема, — говорит РИА Новости специалист по военной истории и геймер Кирилл Копылов. — Посмотрите публикации по геотегам Освенцима в инстаграме. Там много селфи на фоне лагеря смерти, обычных молодежных жизнерадостных «себяшечек». Молодые люди не осознают, что это не совсем уместно. «Это же достопримечательность? Так давайте фотографироваться на ее фоне!» С этими играми похожая ситуация: разработчики искренне не понимают, что тут не так.»

Во многих играх можно играть за немцев во Второй мировой войне, эта сторона пользуется популярностью у геймеров. Но, как отмечает Копылов, в игровой индустрии есть неписаные правила: «Во-первых, немцев изображали как людей со сложной и неоднозначной судьбой и не отрицали совершенные ими преступления. Во-вторых, никогда не касались расовой политики Третьего рейха. По такому принципу: нравятся тебе танчики или подлодки немецкие, ты поклонник асов люфтваффе — играй на здоровье. Но идеологической составляющей в игре не должно быть. Это может быть германофилия, но не восторженное отношение к Гитлеру и нацизму. Это подразумевалось само собой».

Писатель-фантаст Сергей Лукьяненко, по чьим произведениям тоже разрабатывали компьютерные игры, в комментарии РИА Новости выразил мнение, что «есть границы, которые нельзя переходить даже в игре». «Можно по прошествии лет делать игры, в которых геймеры принимают разные стороны в войне, включая и гитлеровскую Германию. Это уже история. Но играть за убийц, а не за солдат, играть за надзирателей лагеря смерти — это за гранью. Это для людей с садистскими наклонностями», — считает писатель.

Лукьяненко подчеркивает, что всегда выступал против ограничений творчества. «Но здесь могу лишь развести руками. Если не срабатывают моральные тормоза у людей, то должны действовать государственные механизмы», — полагает он. И задается вопросом: «Если страна, где живут разработчики таких игр, лишь называет себя цивилизованной, кто может им помешать?»