«Нас считают за дураков»: военный химик обвинил Навального в издевательстве над людьми

Александр Покровский подробно объяснил, почему история о покушении на оппозиционера с помощью химоружия — это циничная байка для легковерных.

Бывший начальник химической службы 31-й подводной дивизии Александр Покровский прокомментировал рассказы оппозиционера Алексея Навального об отравлении боевым нервно-паралитическим веществом типа «Новичка» и счел их не заслуживающими какого-либо внимания из-за полной несостоятельности.

Радиохимик Покровский, который окончил химфак Каспийского высшего военно-морского училища имени Кирова, с начала 1976 года возглавлял химическую службу 31-й подводной дивизии в составе ракетных АПЛ Северного флота. Он является автором нашумевшей книги «72 метра» и еще нескольких романов.

О химическом оружии бывший подводник знает достаточно для того, чтобы однозначно заявить: Навальный не был отравлен «Новичком» или другим ядом из той же группы. Все они, по словам Покровского, начали бы действовать через секунды или считаные минуты после контакта с отравляющим веществом. У оппозиционера не было бы возможности ни выселиться из номера в томском отеле Xander, ни добраться до аэропорта, ни посидеть там в кафе, ни сесть в самолет.

Читайте по теме: Пазл закрыт. Навальный невольно «выдал» настоящий диагноз

«Боевые химические вещества создавались для чего? Для того, чтобы действовать на больших площадях малыми концентрациями, то есть долгое время сохранять боевую концентрацию. Никому неинтересно, чтобы человек переболел, а потом опять вступил в бой, его надо сразу из боя исключить, правильно?» — рассуждает эксперт.

Он пояснил, что при разработке химических веществ существуют технические задания, в которых, помимо прочего, указывается срок сохранения боевой концентрации. И те симптомы и ощущения, которые Навальный описал в интервью, а также информация о его состоянии после отравления из открытых источников не соответствуют техническому заданию, которое ставилось при разработке «Новичка».

Главный аргумент Покровского против версии об отравлении Навального «Новичком» — невозможность избежать других жертв и пострадавших. «Не только ему одному должно быть плохо, а и всем остальным. Причем площадь довольно значительная», — объясняет специлист.

По его словам, в случае с боевым химическим веществом испаряемость с одежды пострадавшего вызывает вторичные заражения людей, которые подходят к нему на близкое расстояние. «Если этого не происходит, то причины отравления надо искать в другом», — заключил химик.

Он предостерегает общественность от заблуждения по поводу того, что «Новичок» — это какое-то одно вещество. На самом деле это серия VX-газов, разработка и испытания которых, не говоря уже о технологии производства, стоят миллиарды и требуют многолетних вложений сил, труда и высококвалифицированных знаний — причем речь может идти о нескольких десятках лет:

«Вы не можете взять химическое вещество и засунуть его в таблетку. Чтобы изготовить одну таблетку для товарища Навального, необходимо потратить десятки лет и десятки миллиардов. Молоток купить не проще?»

По его словам, самопальное изготовление и применение химических боевых веществ — это нонсенс. Во всех лабораториях, которые с ними работают, вводится строжайший контроль, и сотрудники входят и выходят оттуда голыми, чтобы исключить и возможность загрязнения одежды, и риск диверсии:

«Вытяжные шкафы существуют, перчатки, доступ ограничен, тебе выдают вещество для работы, оно фиксируется, количество граммов, сидит человек, который учет ведет. Вы что? Зашел из помещения в помещение — фиксируется все. Под запись, под видеозапись».

Они, как объясняет Покровский, работают с определенными объемами, а возможность изготовления «одной сотой миллиграмма» боевого отравляющего вещества специально для конкретного покушения где-то за пределами закрытой лаборатории равна нулю. Если же применять больше «одной сотой миллиграмма» — разразится катастрофа.

«Эти три клоуна в номере томской гостиницы начали показывать, как они забирают эту бутылку. Да вы что, ребята, над нами издеваетесь? Они надо мной издеваются. Они хотят сказать, что я дурак, да? Потом эти мигалки, все это едет через весь Берлин в Charite. Вы что, город не жалеете германский?» — возмущается Покровский.

Он уверен: если бы Навальный действительно подвергся воздействию «Новичка», то никого рядом с ним не спасли бы никакие латексные перчатки и обычные медицинские маски, в каких сейчас россияне ходят по магазинам. Не говоря уже о том, чтобы с такой «защитой» входить в номер отеля, где предположительно находится боевое отравляющее вещество, и трогать предметы, которые предположительно им заражены — причем всего через час после госпитализации Навального.

Химик привел в пример уже знакомый многим читателям, интересующимся связанными с «Новичком» новостями, случай убийства банкира Кивелиди. Он умер от отравления сильнодействующим нервно-паралитическим веществом, и это был первый случай подобного применения такого агента в России.

Яд был нанесен на мембрану трубки стационарного телефона в кабинете Кивелиди в здании Росбизнесбанка на Мытной улице. Каждый раз, когда он звонил или отвечал на звонки, отравляющее вещество попадало в его организм из-за вибрации мембраны. В конце дня банкира увезли в реанимацию московской Центральной клинической больницы: он впал в кому из-за отказа почек. Поскольку почки у него болели и раньше, вплоть до колик с обмороками, и все это сопровождалось гипертонией, врачи заподозрили обширный инсульт. Лишь через некоторое время, когда для осмотра глазного дна Кивелиди закапали атропин (он является универсальным противоядием), пациенту стало чуть лучше — но вскоре он скончался, так и не придя в сознание.

«Нас считают за дураков»: военный химик обвинил Навального в издевательстве над людьмиИван Кивелиди

На следующий день в Первую градскую больницу привезли секретаршу Кивелиди. Она не прикасалась к телефону, а лишь вытирала пыль в кабинете шефа. С женщиной происходило то же самое — резкое обострение всех имеющихся хронических заболеваний со стремительной генерализацией процесса по всему организму. Секретарь страдала от судорог и теряла сознание. К утру она умерла. Больничный патологоанатом Иосиф Ласкавый, сославшись на информацию об «отравлении неизвестным ядом», отказался проводить вскрытие трупа, поэтому тело секретарши отправили в Центр судебно-медицинских экспертиз при Минюсте РФ, как и труп Кивелиди. Через месяц от всё тех же симптомов скончался 40-летний патологоанатом, проводивший вскрытие банкира.

«Нас считают за дураков»: военный химик обвинил Навального в издевательстве над людьмиКивелиди и его секретарша

При проведении обысков в кабинете Кивелиди нескольким сотрудникам правоохранительных органов внезапно стало плохо, их пришлось госпитализировать. После этого, с учетом всех открывшихся обстоятельств, дальнейшие оперативные мероприятия в офисе банкира проводились только в костюмах химзащиты с участием специалистов гражданской обороны и Санэпиднадзора. Впоследствии на суде вещество, которым отравили Кивелиди, не называлось — сказали лишь, что это было «редкое вещество нейротоксического действия».

Следствие установило, что этот яд был изготовлен в лаборатории закрытого городка Шиханы в Саратовской области: ее сотрудник Леонид Ринк, профессор и доктор химических наук, якобы синтезировал отравляющее вещество «в порядке эксперимента» и продал за 5 тысяч долларов своему знакомому — бывшему рижскому омоновцу Артуру Таланову, разыскиваемому на родине за ряд преступлений, включая убийства. Ринк впоследствии был осужден на год условно за превышение должностных полномочий.

По словам химика-подводника Александра Покровского, то была «низкопробная ерунда» — но и из-за нее умерли не только сам банкир, который являлся мишенью киллеров, но и секретарша с патологоанатомом. Если же говорить о боевом отравляющем веществе, химическом оружии, подразумевая «Новичок», то человеческие потери оказались бы несопоставимо больше.

Есть и другие истории применения подобных ядов — и во всех случаях гибли люди, которые даже мельком, случайно соприкоснулись с отравленным предметом или жертвой отравления.

«А тут — ходят, бродят, какие-то перчатки на себя надели, намордники. Вы что, ребята, издеваетесь? Какая масочка? Никакой масочки быть не может. Через эту масочку совершенно спокойно все (отравляющее вещество) проходит», — констатирует эксперт. Телеведущий Дмитрий Киселев, переночевавший в номере отеля Xander, где останавливался Навальный, говорил о том же самом.

Покровский уверен, что если бы Навальный был отравлен «Новичком», он бы уже не вышел из комы. «Ну, одна минута у вас есть в запасе. Все. После этого он заканчивает борьбу, и человек умирает. Вернуть его оттуда невозможно. Навального вернуть невозможно, Скрипалей невозможно. Не-воз-мож-но. Не верите?» — говорит специалист.

Больше всего Покровского задевает именно то, что Навальный и его соратники при активной поддержке Запада распространяют информацию о применении химического оружия в отношении оппозиционера — и кто-то даже на это «ведется», но по факту подобные рассказы ориентированы на легковерных, не желающих вдумываться и плохо осведомленных слушателей:

«Меня обижает, что нас считают за дураков. Дай бог ему здоровья, этому Навальному и всей его семье — бога ради. Но демонстрировать вот это все расовое превосходство не нужно. Периодическую систему элементов Менделеева не отменил никто! Химия очень конкретная наука, там не может быть фантазий…»

В заключении ОЗХО (Организации по запрещению химического оружия) по делу Навального говорится, что во взятых у него пробах обнаружены биомаркеры вещества, не входящего в список запрещенных. Эксперты отмечают, что это могло быть и некое лекарственное средство, оставившее такой же химический хвост, как ингибиторы холинэстеразы.