Руководство частных клиник Алтайского края прокомментировало призыв регионального Минздрава временно перевести сотрудников в государственные больницы, чтобы справиться со сложной эпидемиологической ситуацией. По их словам, они готовы помочь, но после пяти месяцев без работы у частников нет ни кадров, ни нужного оборудования, пишет «Амител». Кроме того, в соцсетях уже звучит возмущение этим предложением, поскольку в случае массовой «переброски» негосударственных врачей на борьбу с COVID-19 медпомощь по другим направлениям невозможно будет получить даже платно.

«Поделиться» кадрами ранее попросил министр здравоохранения Алтайского края Дмитрий Попов. По его словам, сейчас темпы роста заболеваемости COVID-19 носят взрывной характер. К этому добавляется рост заболеваемости ОРВИ и гриппом, что вызывает в истерию среди населения. Государственная система здравоохранения не справляется с количеством обращений, а потому чиновники решили обратиться за помощью к частным клиникам. «Все остальные ресурсы уже задействовали, все, кто мог, встал «под ружье». Часть медицинских работников, увы, болеют, у них болеют родные, близкие. Это те минусы системы, которые сейчас несут нагрузку», — сказал Попов. Отметим, что принудительно «под ружье» отправили и студентов Алтайского медуниверситета, причем трудятся они как бесплатная рабсила, а администрация вуза считает, что это их обязанность. ИА «Банкфакс» направило запросы в контролирующие органы, чтобы они оценили ситуацию.

Частные медорганизации понимают сложность ситуации и выражают готовность помочь, вот только их ресурсы оказались ограничены: у них нет ни большого количества персонала, ни необходимого оборудования. «За пять месяцев, что мы были закрыты, я потерял треть штата. У нас огромная клиника стоит пустая. Врачей не хватает – пульмонологов, кардиологов, терапевтов, эндокринологов, лор-специалистов. Они уехали на Север, в Москву, Питер, другие города. Там плановая помощь работала. А из оставшихся многие болеют», — рассказал гендиректор клиники «Пигмалион» Алексей Маликов. Другой частной клинике «Биотерм» удалось сохранить штат, но он и без того был небольшим, так что «делиться», как говорит гендиректор организации Валерий Жуков, сейчас просто некем. «У меня клиника сама по себе небольшая. Всего один врач-терапевт. Она здесь-то на приеме кое-как справляется сейчас. Куда я ее отдам?» — объяснил Жуков. Над форматом оказания помощи некоторые до сих пор размышляют: «Всегда готовы помочь. Надо проанализировать. Все, что можем сделать, мы сделаем. У нас поликлиника – госпитализировать мы не можем. Если только помощь поликлинически – это возможно. Люди не могут дождаться врача на дом — наверное, это тоже можно организовать», — порассуждал руководитель клиники «Хелми» Владимир Куликов.

Частники помогали бюджетным медучреждениям и ранее. «Пигмалион», к примеру, еще весной передал восемь медработников для работы в ковидных госпиталях: пять врачей и три медсестры. По оценкам Маликова, больше «делиться» персоналом клиника не может. Он пообещал поговорить с сотрудниками, но сомневается, что кто-то из них согласится. Врачи сети клиник «Добрый доктор» работают по договору безвозмездного предоставления персонала с барнаульской поликлиникой № 14 — об этом не преминули сообщить власти, которые регулярно организуют информационное сопровождение работы медучреждения. В клинике «Хелми», как говорит Куликов, оказывают помощь в том, что это практически единственное место, где люди могут сделать ПЦР-анализ на коронавирус. Из-за этого сотрудники клиники испытывают большие нагрузки. «Мы могли бы от этого отказаться – нам хватает организаций. Но людей жалко, поэтому и делаем, чтобы хоть немного помочь», — объясняет Куликов. Частники готовы отдать еще часть оборудования – флюорографы, рентгеновские аппараты и т.д. Некоторые готовы предоставить площади при условии, что им помогут с оборудованием.

В то же время власти, похоже, на данном этапе не готовы говорить с частными клиниками о материальной стороне вопроса, что вызывает отдельную настороженность. «Когда задали вопрос, как вообще все это будет работать в реальности, какие договоры будут заключены, как людям будут оплачивать, в ответ услышали – это надо будет разговаривать, смотреть. Получается вот что: вы, ребят, давайте вперед, на передовую. Ну а что ждет на этой «передовой», кроме трудностей, и будут ли потом медали, как раньше говорили в армии — этого не было озвучено. Сказали: будут договоры в частном порядке. А что в итоге получит человек, осталось закрытой темой», — сказал Валерий Жуков. К счастью, власти не могут принудительно отправить взрослых прикрывать бреши в оптимизированной за последние годы алтайской медицине — такое срабатывает только со студентами.

Без конкретного ответа остался и вопрос частников об ограничении оказания плановой медицинской помощи в крупных городах края – Барнауле, Бийске, Рубцовске, Славгороде и т.д. В Минздраве региона просто ответили, что руководство частных клиник «не о том говорит». Хотя частники убеждены, что этот вопрос в сложившейся ситуации имеет едва ли не первостепенное значение. По их мнению, частные клиники могли бы вести прием плановых пациентов и тем самым снизить нагрузку на бюджетные медорганизации, которые объективно не справляются с нахлынувшими объемами работы. «В этой ситуации лишать людей помощи – плохо. Тем более что уж кто-кто, а мы-то можем – мы же медицина – обеспечить безопасные условия для пациентов. Мы знаем, как это сделать, как разделить потоки, как избежать опасности инфицирования. Мы все это знаем, но нам не дают. И какой помощи от нас хотят?» – недоумевает Владимир Куликов.

Еще более категоричен в своих оценках оказался Маликов, который назвал ограничение плановой помощи безумием, а сложившуюся ситуацию — «естественным отбором». По его мнению, Минздраву с самого начала не следовало сваливать ковидных больных на все медучреждения, отдавая под госпитали только больничные отделения. По мнению Маликова, больных нужно было изолировать и лечить на базе одного учреждения, в котором бы не принимали других пациентов. Впрочем, сейчас, по его словам, уже не то время, чтобы выступать с критикой работы. Разумным выходом из ситуации Маликов видит государственно-частное партнерство, но основанное не на голом энтузиазме частников, а на правильной их мотивации. Например, с выделением квот на оборудование.