Руководство Алтайского государственного медицинского университета не видит причин оплачивать труд студентов-старшекурсников, которых привлекли к работе в медучреждениях в период роста заболеваемости коронавирусом. В вузе настаивают, что обучающиеся просто проходят практику, хотя в Минздраве цели такой «мобилизации» ранее называли довольно однозначно: решение проблемы с недостатком кадров в больницах и поликлиниках. Между тем в соответствии с законом условия практики должны быть прописаны в договоре между учебным заведением и принимающими организациями. Наблюдатели уже высказывают мнение, что в ситуацию может вмешаться прокуратура.

Как объяснила и.о. ректора АГМУ Ирина Шереметьева в ответ на запрос ИА «Банкфакс», в настоящий момент в медучреждениях Алтайского края, в том числе Барнаула, Республики Алтай, Тывы и прочих субъектах РФ работает больше 700 студентов алтайского вуза. В ковидные госпитали официально устроены 200 человек. Еще 30 человек, которые обучаются в институте общественного здоровья и профилактической медицины, проходят практику на базе санитарно-эпидемиологической службы Алтайского края.

При этом вуз по некой причине не делает разницы между теми, кто официально и добровольно за зарплату работает по договору с медучреждением, и теми, кто против своей воли проходит практику, которая, как выяснилось, не оплачивается. Между тем Шереметьева настаивает, что в случае со студентами, которых сейчас привлекают для работы в медучреждениях, имеет место именно понятие «практическая подготовка». «Особенностью медицинского образования является обучение в непосредственном контакте с пациентом («у постели больного»)», — отметила она, добавив, что это обязательный элемент освоения образовательной программы, а поликлиника является основным местом формирования профессиональных компетенций.

При этом и.о. ректора допустила оценочные высказывания в отношении некоторых студентов, вероятно, сделав намек, что отказавшимся от практики путь в медицинскую сферу будет закрыт. При этом она вновь смешала тех, кто добровольно работает за деньги с теми, кого принуждают проходить «практику».

Ирина Шереметьева, и.о. ректора АГМУ:

По согласованию и потребности Минздрава Алттайского крaя желающие студенты трудоустраиваются в лечебные заведения Барнаула, Алтайского края. Но всегда есть небольшой процент обучающихся, которые не предполагают в дальнейшем работать в системе здравоохранения. Считаем более целесообразно говорить не о тех, кто отказался помогать людям, а о тех ординаторах, студентах, которые не просто пришли в здравоохранение, а работают в т.н. «красной« (ковидной) зоне, Именно они заслуживают внимания и признания! И это те люди, которые не ошиблись в профессии.

Студентов направляют для прохождения практической подготовки в амбулаторно-поликлиническое звено, где они помогают терапевтам и педиатрам. Кроме того, они работают в структурах Роспотребнадзора, Центре гигиены и эпидемиологии Алтайского края. При этом и.о. ректора подчеркивает, что через восемь месяцев студенты шестых курсов по специальности «лечебное дело» будут выпускаться из вуза с дипломами врачей и квалификацией «участковый врач-терапевт». Такая практика, по мнению руководства вуза, пойдет только на пользу будущим специалистам. Между тем вопросу оплаты труда в вузе вновь удивились.

Ирина Шереметьева, и.о. ректора АГМУ:

Вопрос о получении денег студентами за прохождение практической части занятий в медицинских учреждениях вызывает удивление. Так как практическая подготовка (обучение работе с пациентами, в том числе в поликлиниках) это обязательная часть учебного процесса.

Между тем в соответствии с приказом Минобразования РФ «Об утверждении Положения о порядке проведения практики студентов образовательных учреждений высшего профессионального образования», оплата труда студентов в период практики при выполнении ими производительного труда осуществляется в порядке, предусмотренном действующим законодательством для организаций соответствующей отрасли, а также в соответствии с договорами, заключаемыми высшими учебными заведениями с организациями различных организационно-правовых форм. Как уточняла «Российская газета», существует несколько способов оформления практиканта в организации. Самыми распространенными являются три: прием по трудовому договору, по гражданско-правовому и по договору заключенному с ВУЗом. Что касается первого и второго способа, с ними все однозначно ясно  — оплата труда по этим договорам обязательна. Третий вариант может не предполагать оплаты, однако это, а также обязанности студента должны быть прописаны в договоре между вузом и принимающей организацией.

Кроме того, согласно приказу Минздрава и Минобрнауки «Об организации практической подготовки обучающихся по программам высшего медицинского образования в условиях борьбы с коронавирусной инфекцией», студентов могут направлять работать лишь при определенных условиях. В документе отмечалось, что студенты будут допущены для работы в больницах для пациентов с коронавирусной инфекцией «при наличии письменного согласия на участие в осуществлении указанной помощи». С ними должен заключаться трудовой договор «на замещение соответствующей должности медицинского персонала». Практика в поликлиниках во многих регионах тоже была принудительной, сообщал «Коммерсантъ». «У студентов нет диплома, а у многих нет и сертификата медсестры, они приравниваются к студентам других вузов и должны соблюдать карантин? Многие студенты живут в общежитии, многие с пожилыми родителями, у некоторых только родились дети, студенты могут ускорить распространение инфекции и количество смертей», — приводило издание один из характерных комментариев.

Напомним, что на онлайн-конференции 28 сентября министр здравоохранения края Дмитрий Попов говорил именно о необходимости восполнения дефицита медицинских работников. На тот момент с АГМУ обсуждался вопрос о «подкреплении» из порядка 300 студентов. В связи с такой изначальной позицией ведомства к оплате труда «практикантов» действительно возникают вопросы. Из-за этого в начале октября политические активисты даже проводили протестные акции у стен АГМУ, требуя заплатить будущим медикам за их труд. Однако эффекта это не возымело. Не исключено, что в конечном счете ситуация с соблюдением прав студентов станет предметом разбирательства надзорных органов. На данный момент остается надеяться, что никто из отправленных на «передний край» студентов не погибнет.