«Русская служба Би-би-си» узнала, кто и как оказывал помощь оппозиционеру Алексею Навальному, когда ему стало плохо на борту самолета Томск — Москва и сразу после экстренной посадки лайнера в Омске.

Самолет вылетел из Томска в 8:01 по местному времени. По свидетельству пассажиров, Навальный ощутил недомогание уже в первые полчаса. Он отказался от воды, которую развозили бортпроводники, и вышел в туалет. Как говорит пассажир рейса Илья Агеев, Навальный пробыл там около 20 минут, у туалета собралась очередь.

В 8:50 о недомогании политика узнали бортпроводники. В 9:00 бортпроводница по громкой связи спросила, есть ли среди пассажиров врач. Через несколько минут командир объявил, что самолет будет садиться в Омске.

«Русская служба Би-би-си» восстановила хронологию событий на борту самолета, где Навальному стало плохо

Фото: pixabay.com

На борту оказалась медсестра, имя которой выяснить не удалось. Она помогала поддерживать Навального в сознании до передачи сотрудникам скорой помощи, заявили в пресс-службе S7.

«Через некоторое время после объявления экипажа Алексей начал кричать, стонать. Ему явно было больно. Он уже лежал на полу в коридоре, где помещение для бортпроводников, в хвосте самолета. Конкретных слов он не произносил, только кричал», — рассказал пассажир Сергей Неженец.

«Что конкретно они делали, я не видел, но слышал, как они постоянно повторяли: „Алексей, пей, Алексей, дыши“. Судя по всему, он не мог дышать», — сказал он, отметив, что тогда не знал, что это Навальный.

Неженец предположил, что Навальному делали промывание желудка — ему настойчиво предлагали пить, затем Сергей услышал звуки, похожие на рвоту.

Агеев рассказал, что еще до приземления рядом с Навальным стоял мужчина и держал в руках «бутылек и систему какую-то от него» — ему показалось, что это капельница. Однако пресс-секретарь S7 Надежда Хаитова сказала, что на борту лайнеров компании капельниц нет.

Между объявлением об экстренной посадке и приземлением прошло не меньше 30 минут. «Когда мы приземлились в Омске, в самолет сразу зашла бригада врачей [здравпункта Омского аэропорта], машина уже ждала нас. Они осмотрели Алексея и сказали: „Это не наш случай, тут нужна реанимация“», — рассказал Неженец.

Замначальника здравпункта Василий Cидорусь уточнил, что не был в бригаде, которая помогала Навальному, но передал впечатления коллег: «Попробуй сразу сориентируйся, если он говорить не может… Он говорить только пытался». На вопрос, делали ли политику промывание желудка на борту самолета, Сидорусь ответил: «Было все».

Когда Навального забрала скорая помощь, а самолет с остальными пассажирами приземлился в Москве, на борт поднялись сотрудники полиции и люди в штатском. Они попросили остаться пассажиров с нескольких рядов вокруг места, где сидел Навальный. Остальным разрешили уйти, сообщил Неженец.

Напомним, Навальный находится в коме уже 13 дней, из них последние 10 — в берлинской клинике «Шарите». В среду правительство Германии заявило, что политик был отравлен боевым веществом из группы «Новичок».