Spread the love

  Когда остановлены велогонки, есть время оглянуться в прошлое велоспорта. Спортивные директора команды Deceuninck-Quick Step поделились воспоминаниями о худшем дне на велосипеде, который они пережили в своей карьере.

 

Из воспоминаний бывших велогонщиков: худший день на велосипеде

 

Photo credit: ©catharsis-productions.com

  Давиде Брамати (Davide Bramati) выступал как профессиональный велогонщик с 1990, завершил карьеру в 38 лет в 2006 году. Последние три года своей карьеры провёл в команде Quick Step, где остался работать в качестве спортивного директора. За свою карьеру одержал пять побед, в том числе выиграл этап Вуэльты Испании в 2000 году. Принял участие в 23 Гранд-турах, лишь два из них не проехав до конца.

  Давиде Брамати: «11-й этап Тур де Франс-2001, 32-км индивидуальная гонка на время от Гренобля до Шамрусс. В тот день на велосипеде мучился так, как никогда больше Да, разделка никогда не была моей сильной стороной, а когда её надо было ехать на Гранд-туре, я нервничал больше обычного. Но в тот день сразу после старта я сразу почувствовал, что что-то не так. Я просто еле ехал и запаниковал.

  Меня прошли двое гонщиков, а когда  обогнал уже третий, я был уверен, что не уложусь в лимит. Стал думать, что, возможно, что-то случилось с велосипедом, или, что, может, я ошибся во время разминки. Всякие мысли пронеслись в голове, пока я продолжал изо всех сил давить на педали. Команда подбадривала меня из технички, я старался как мог, но в итоге меня проехали 8 гонщиков. Я проиграл 22 минуты, столько, сколько обычно терял на среднегорном этапе.

  Это был ужасный, просто ужасный день. После этапа, на котором я финишировал последним, был сам не свой. За обедом молчал и сокрушался, потому что на 100% был уверен, что мой Тур закончен. Но позже вечером, когда организаторы прислали пресс-релиз, я увидел, что уложился в лимит благодаря всего 13 секундам, и это принесло мне огромное облегчение».

  Брайан Хольм (Brian Holm) выступал с 1986 и завершил карьеру в 36 лет в 1998 году. Он одержал 8 побед, принял участие в 10 Гранд-турах.

  Брайан Хольм: «Худшей гонкой в жизни был Тур де Франс 1996 года. Конечно, мой товарищ по комнате и соотечественник Бьярне Риис выиграл жёлтую майку, но когда мы приехали в Париж, я просто понял, что это был моей последний Тур в качестве велогонщика. Гонка была очень тяжёлой, но с 10-го этапа она стала для меня личным кошмаром.

  Всё началось, когда мы пообедали после финиша 8-го этапа. Я отравился. Не мог спать всю ночь, несколько раз вскакивал, у меня болел живот. А на 9-м этапе была горная разделка до Сестриера. Мой товарищ по команде Кристиан Хенн стартовал через 6 минут после меня, догнал меня на трассе, подождал и протолкал меня через тёмный туннель. Я кое-как добрался до финиша. На старт 10-го этапа через два дня я вышел, ничего не поев, а в тот день надо было ехать почти 210 км. Стояла ужасная жара, а пелотон гнал на безумной скорости. Каждый раз, когда я делал глоток воды, меня рвало. В итоге я проехал более 200 километров без глотка воды. Никогда раньше не чувствовал себя таким пустым.

  Врач хотел снять меня с гонки ,потому что я больше не потел, был обезвожен. Но знаете, как говорят: «Не сходи с Тура, если ничего не сломано».  Я уложился в лимит времени в Гапе, потом продолжил бороться день за днём, но я знал, что для меня это был последний Тур де Франс. После этого Тура 1996 года во мне что-то сломалось, я больше никогда не смог достичь своей лучшей формы».

  Клаас Лодевик (Klaas Lodewyck), начал карьеру в 2007, завершил в 2015 в возрасте 27 лет. Принял участие в четырёх Гранд-турах, лучший результат в профессиональной карьере – 4-е место на классике Париж-Тур в 2010 году.

  Клаас Лодевик: «Определённо это Джиро д’Италия 2011 года. Первый Гранд-тур всегда особенный, так и было, но он же оказался для меня и самым трудным. Я дважды финишировал в топ-10. У меня была хорошая форма после сильной кампании Арденнских классик. Но потом мы внезапно потеряли Ваутера Вейландта. Эмоционально было очень тяжело. Из-за всего, что случилось, на 15-м этапе с пятью очень трудными горами я оказался совершенно пустым. Ехал с трудом.

  Перед этим ужасно провёл ночь, не мог спать, хотел сойти с гонки, потому что предстоял третий подряд тяжёлый горный этап. Устал до предела, но решил выйти на старт. Михил Элейзен (Michiel Elijzen), который тогда был моим спортивным директором, очень поддержал меня морально, а также, где бы я ни находился, мне передавали бачок, мои товарищи работали ради меня. Я смог финишировать на этапе, продолжить гонку и завершить свой первый Гранд-тур».

  Вилфрид Пеетерс (Wilfried Peeters), начал карьеру в 1986 году, завершил в 2001 в 37 лет. Одержал 6 побед, в том числе на классике Гент-Вевельгем в 1994 году, был призёром Париж-Рубэ в 1998 и 1999, принял участие в 10 Гранд-турах.

  Вилфрид Пеетерс: «Должен сказать, что очень тяжёлым был весь Тур де Франс 1994 года, но из всех дней выделяется 15-й этап, когда мы штурмовали Мон-Ванту по дороге до Карпантра, когда Эрос Поли (Eros Poli) выиграл из отрыва. Тот сезон был очень выматывающим и начинал сказываться на мне. Помню, как в тот день, который был через две недели после нашего успеха в командной гонке на время, я был совершенно пустым. Пустым ощущалось всё тело, не только ноги.

  Я выпал и поехал в одиночку, только Патрик Лефевр, который был тогда моим спортивным директором, оставался со мной. Его подбадривание помогло мне добраться до группетто и финишировать, не выпав из лимита времени, через 40 минут. На следующий день в меню был Альп д’Юэз, и хотя я стартовал на том этапе, мне пришлось остановиться. Это был мой пятый Тур де Франс, он стал первым и единственным, с которого я сошёл».

  Том Стеелс (Tom Steels) начал карьеру в 1994 году, завершил в 37 лет в 2008 году. За карьеру одержал 62 победы, в том числе выиграл 9 этапов Тур де Франс, два этапа Вуэльты Испании, является двукратным победителем Гент-Вевельгем, выиграл 7 этапов на Париж-Ницца.

  Том Стеелс: «Я назвал бы самым трудным выпуск Гент-Вевельгем 1999 года. Тогда я должен был выиграть психологическую битву, чтобы победить на гонке. В то время Гент-Вевельгем стоял между Туром Фландрии и Париж-Рубэ. Помню, насколько тяжёлым был день этой классики. Боковые ветра, дождь лил весь последний час, впереди шла жёсткая борьба. Главным в этом выпуске было то, что после второго прохождения Кеммельберга до финиша нам оставалось ещё 35 км.

  К счастью, со мной были Вилфрид Пеетерс и Йохан Мюзеув, они приложили все силы, чтобы контролировать гонку. Я просто ехал за ними и не осмеливался оглядываться. Я не знал, что случилось позади, не знал, что из-за ветра пелотон порвался на части. Финиш по сути был недалеко, но мне казалось тогда, что до него целая вечность. Чувствовал на себе давление, что должен победить в гонке, был невероятно сконцентрирован, чтобы всё сделать правильно. Со мной были великолепные парни, которые наизнанку выворачивались ради меня. Поэтому я просто знал, что не могу проиграть, всё время прокручивал в голове, что должен делать.

  На подходе к последним километрам мой спортивный директор Патрик Лефевр сказал, спуститься на несколько позиций назад в пелотоне, чтобы оценить состояние соперников. Это мне очень помогло. В итоге всё свелось к общему спринту, и хотя мне пришлось закрывать небольшой просвет по правой стороне дороги, на узкой велодорожке, у меня получилось обойти всех. Я был очень счастлив. Физически каждая гонка трудная, но в некоторых случаях очень сложно ещё и психологически, именно это в итоге определяет разницу».

  Геерт Ван Бондт (Geert Van Bondt), начал карьеру в 1993, завершил в 34 года в 2004. Одержал три победы, в том числе в классике Гент-Вевельгем в 2000 году.

  Геерт Ван Бондт: «Самой трудной из гонок в карьере был Тур де Франс. Это случилось в 2000 году, особенном для меня. Тогда я финишировал вторым в Кюрн-Брюссель-Кюрне, вторым на Е3 Харельбеке, а потом выиграл Гент-Вевельгем. Это был мой лучший сезон, я был уверен, что буду сильным и на Тур де Франс, несмотря на то, что никогда прежде в нём не участвовал.

  Конечно, я ездил Джиро д’Италия, Вуэльту Испании, но, как и для каждого гонщика, Тур был мечтой. Я с нетерпением его ждал. Перед Тур де Франс я проехал две недельных гонки, и на обеих заболел: сошёл с одной, вернулся домой, пил антибиотики, восстанавливался. Вернулся и снова заболел, ещё больше антибиотиков. Всё это нарушило подготовку к Туру. Встал вопрос – должен ли я стартовать на Тур де Франс или мне надо остаться дома. Я решил ехать, потому что обычно мне становилось лучше к концу многодневной гонки.

  Я был настроен оптимистично, что и в этот раз получится так же. Но Тур де Франс – совершенно другая гонка, на которой ты много раз вынужден слишком сильно тратиться. Самый ужасный день настал на 10-м этапе до Отакам (Hautacam). Весь день лил дождь. Я стал первым, кто выпал. Но я продолжал продавливать, увидел впереди ещё одного гонщика, подумал, что если мы объединим силы, то сможем уложиться в лимит времени. Тем гонщиком был Франк Ванденбруке (Frank Vandenbroucke), но он остановился и сел в машину. Потом я увидел другого парня, переложился к нему, но он тоже сошёл. Я продолжал выкладываться изо всех сил, добрался до трёх гонщиков, а они тоже вскоре сошли. Несмотря на это я был решительно настроен доехать до финиша, так что продолжал продвигаться вперёд. Слышал, как люди по обочинам дороги кричали мне, что я в пяти минутах позади пелотона. Я поехал так быстро, как только мог, наконец, увидел группетто.

  Почувствовал облегчение, но оставшуюся часть гонки я всё время высчитывал, где меня могут сбросить и какой лимит времени. Так что это была борьба, особенно учитывая, что я упал на этапе до Мон-Ванту. Однако я доехал до Елисейских Полей, где даже атаковал. Было радостно завершить гонку, но для тела весь этот эксперимент не был приятным. Я выучил урок, что если у тебя нет хорошей формы для Гранд-тура, то будешь сильно мучиться».

  Рик Ван Слик (Rik Van Slycke), начал карьеру в 1986, завершил в 36 лет в 1999 году, одержал две победы, принял участие в пяти Гранд-турах.

  Рик Ван Слик: «В 1993 я ехал пятый подряд Тур де Франс, не зная, что меня ждёт впереди. Оказалось, что это было моё последнее появление на Туре. Худший день был перед тем, как мне пришлось покинуть гонку и вернуться домой, откуда я получил очень тревожные новости. На 11-м этапе я отколол свой номер и пересел в техничку, потому что моя дочь попала в больницу, её была нужна срочная операция, а чтобы её провести, врачам была необходима подпись обоих родителей. В то же время моя жена ждала нашего второго ребёнка, так что можете представить, насколько тяжёлым был для меня тот период. К счастью, мы вместе всё преодолели».